Неолитические города

Список городов возникших в данном временном промежутке достаточно длинный: Халлан-Чеми, Джармо, Иерихон, Гёбекли-тепе, Чаатал-Гююк, Невалы-Чори, Чайоню, Хирокития, Аргисса-Магула, Сескло, Ак-Кёпрюк, Пелла.

Это ещё не города-государства, но уже их прототипы со сложной социальной структурой, ремесленной специализацией и активным участием во внешней торговле.
Стоит отметить, что 10 – 9 тысяч лет до нашей эры Западная Турция была местом появления довольно большой группы поселений на сравнительно небольшой территории. В это время уже существовали или появились поселения: Невалы-Чори, Чайоню, Халлан-Чеми, Джерф-эль-Ахмар, Телль-Кварамель и Чейк-Хассан.

Для чего возникли и чем жили древние города? Как не странно всё является следствием своей причины. И своим появлением эти города обязаны вызовам и необходимости своего времени, то есть являются неотъемлемым и логичным продолжением духа своего времени.
Давайте посмотрим подробнее на каждый из городов.

Невалы-Чори

Хронологически Невалы-Чори отнесли к поселению докерамического неолита В (PPNB, этот период датируется IX – VII тыс. до н.э.). Эта датировка основана на характерных этому периоду наконечниках стрел и типу строений – прямоугольные постройки с системой каналов под зданиями. Радиоуглеродный анализ подтвердил вторую половину IX тысячелетия. Самый древнейший слой поселения соответствует самому раннему периоду PPNB (или эпипалеолиту) и отнесён к X тысячелетию до н.э. Вообще же полная хронология с материалами эпипалеолита и докерамического неолита В датируется около 14000 – 10200 и около 8800 – 8000 до н.э.
Невалы-Чори было полноценным поселением. В нём отмечено, пять уровней и обнаружены остатки 23 длинных прямоугольных сооружений, с многослойным фундаментом из больших обтёсанных камней, щели между которыми заполнены мелкими камнями. Проложенные каналы через 1 – 1,5 метра в фундаменте с перекрытием плоскими камнями сверху служили либо для дренажа или охлаждения и аэрации домов. Эти строения поразительны сходством с канальной системой поселения Чайоню.

За пределами храмового комплекса обнаружено 670 антропоморфных (5 см высотой) и 30 зооморфных глиняных статуэток из обожжённой глины. Эти фигурки интересны тем, что они появились и стали использоваться в каких-то культовых целях ещё до появления глиняной посуды.

Хозяйственный инвентарь поселения составляли изделия из кремния – лезвия-вкладыши, черешковые и овальные наконечники стрел, имеющие аналогии с докерамическим неолитом Северной Сирии. Встречаются скребки, свёрла, долота. Каменные изделия разнообразны, использовались – известняк, базальт, мрамор, стеатит. Из них делали плитки, песты, ступы, тёрочники, бусы. А также «камни для пращи». С уровня III появляются «булавы». На уровнях IV и V найдено 44 шлифованных топора. Есть костяные проколки, костяные и роговые рукояти, «крылатая» бусина из самородной меди. Правда, в поселении не встречено ни металлических изделий, ни инвентаря связанного с металлургией даже начального этапа. Что ж у разных поселений – разные специализации.

Основу хозяйства поселения составляла охота на диких животных – газель, зубр, кабан, олень, лань, дикий осёл. Не последнюю роль играло и собирательство – фисташки, миндаль, виноград и другие фрукты. Свидетельства раннего земледелия отмечаются началом культивирования пшеницы-двузернянки, чечевицы, гороха и вика. В домашнем хозяйстве отмечено наличие коз и овец.
Необходимо отметить что Невалы-Чори, как и Гёбекле-Тепе, оказались наиболее изученными из всего комплекса ранненеолитических поселений Малой азии (территория современной Турции). Большинство из них оказались затоплены в том числе – Невалы-Чори и Халлан-Чеми.

То, что эти люди пришельцы в Юго-восточной Турции, несомненно. Их желание подняться выше объясняется надвигающимся постоянно морем. Тающий ледник привёл в движение все прибрежные племена и заставил искать новые места для жизни. Так что прежнее место обитания будущих создателей поселений Юго-восточной Турции, следует искать скорее в водах Средиземного моря.

Интересны и два фрагмента каменного сосуда с рельефным изображением 2 человеческих фигур с поднятыми руками и расставленными ногами, по бокам черепахоподобного существа. Есть предположение, что катастрофическое затопление носило, видимо быстротечный характер и спастись смогли не все. И память о погибших поселенцами была зафиксирована в образе тонущих людей или барахтающихся в воде и ставших после смерти черепахами. Вполне возможно, что черепахи являлись сакральным видом животного мира и им поклонялись. Стоит напомнить, что период 9700 – 9600 тысяч лет до н.э. отмечен самым высоким уровнем моря.

Гёбекли-тепе

На сегодняшний день храмы Гёбекли-Тепе представляют собой древнейшие культовые сооружения. Их строительство началось ещё в мезолите и продолжалось несколько тысяч лет.

Археологический комплекс состоит из трёх основных слоёв, которые относятся к эпохе неолита. Древнейшим является слой III, относящийся к культуре докерамический неолит А (PPNA). В древнейшем слое (слой III) найдены монолитные колонны до 3 м в высоту, соединённые стенами из необработанного камня в округлую или овальную в плане постройку. Аналогичные колонны устанавливали в центре сооружения. Полы из обожжённого известняка с низкими каменными скамьями вдоль стен. Кроме того, в храме устанавливали скульптуры кабанов и лис. Всего вскрыто четыре таких сооружения диаметром от 10 до 30 м. По данным геофизических исследований, в недрах холма скрыто ещё 16 таких сооружений. Камень добывали поблизости, выламывая его при помощи каменных клиньев. В каменоломнях найдено несколько незаконченных колонн, длина которых достигала 9 м.

Слой II соответствует периоду докерамический неолит B (PPNB) (7500—6000 лет до н. э.). В эту эпоху над засыпанными древнейшими сооружениями были построены четырёхугольные залы с полами из полированного известняка. Верхние слои повреждены выветриванием и позднейшим земледелием.

Колонны храмов украшены резьбой по камню в виде животных и абстрактных пиктограмм. Они не могут быть системой письма, но отражают общеупотребительные сакральные символы своей культуры, известные и для других неолитических культур.

Большинство изображений вырезано на поверхности столбов в виде рельефа. Но встречаются и поражающие воображение трехмерные скульптуры. Одна из наиболее ярких — лев, спускающийся вниз по колонне. Среди узнаваемых изображений — быки, кабаны, лисы, львы, газели, змеи и крокодил, муравьи, скорпионы, пауки, птицы, чаще всего грифы и утки.

Плита с изображением грифов.

Изображения грифов связывают с особенностью местного культа; предполагается, что мертвых не хоронили, а оставляли на съедение грифам (позже это было принято у огнепоклонников), а их головы отделяли от туловища и хранили как предмет культа предков (как в предшествующей натуфийской культуре). Изображений человека немного, среди них — изображение обезглавленного тела, окружённого грифами. На Т-образных колоннах имеются также изображения рук, возможно, обозначающих людей.

Все эти барельефы являются совершенно уникальными и свидетельствуют о том, что люди, строившие этот комплекс, обладали хорошим художественным вкусом и очень точным восприятия мира. Это не были дикари, какими мы их себе представляем.

В храмах найдено множество кремнёвых артефактов (преимущественно наконечники стрел и скребла), а также кости животных. Предполагается, что храмовый комплекс был объектом паломничества для людей, обитавших за сотни километров от него. Здесь происходили ритуальные действа и, возможно, жертвоприношения. Тем не менее, при храме постоянно жило некоторое количество служителей культа.

Хотя комплекс формально относится к культуре докерамический неолит, на раннем этапе строительства в нём не найдено следов одомашненных животных или растений. Начинали строительство охотники-собиратели. В то же время, завершали строительство земледельцы и по данным генетических исследований, одомашненная пшеница происходит от дикого подвида, растущего на горе Карачадаг (Karacadağ) в 30 км от Гёбекли-Тепе. Предполагается, что культ Гёбекли-Тепе играл ключевую роль в возникновении земледелия.

Здесь работала крупная мастерская по изготовлению каменных орудий, явно предназначенная для удовлетворение потребностей не только местного населения. Что является весьма типичным ремеслом крупных поселений того времени.

Датировка исследованной части относит конец слоя III к IX тысячелетию до н. э., а его начало — к X тысячелетию до н. э. или ранее. Слой II относится к VIII—IX тысячелетиям до н. э.

Поскольку комплекс появился ещё до неолитической революции, происхождение в данном регионе земледелия и скотоводства следует, по-видимому, отнести к эпохе после 9 тыс. лет до н. э. В то же время постройка столь грандиозного сооружения требовала усилий большого количества людей и определённой социальной организации. Для мезолита это нехарактерно. По приблизительным оценкам, для изготовления и доставки колонн массой 10—20 т от каменоломни до постройки, которые разделяют до 500 м, при отсутствии тягловых животных требовались усилия до 500 человек. На самом деле некоторые колонны весят до 50 т, поэтому людей нужно было ещё больше. Такие работы требовали планомерных усилий и наличия социальной иерархии, в которой многие люди были подчинены одному религиозному или военному лидеру, и религиозный лидер должен был затем контролировать проведение ритуалов. В таком случае, само существование храмового комплекса в столь далёкую историческую эпоху свидетельствует о социальном расслоении на очень раннем этапе развития неолитической культуры.

Обнаруженное сооружение очень похоже на крупный культовый комплекс. Понять, какая религия здесь исповедовалась, сегодня, видимо, невозможно. Бесспорно лишь одно: уже в те времена, 11 500 лет назад, людей волновали не только нужды повседневной жизни, но они уже задумывались и о чем-то вечном, выражая свои мысли в произведениях искусства. Как все это противоречит тому, что было известно науке до сих пор! Считалось, что “примитивные” племена, жившие охотой и сбором съедобных даров природы, не знавшие даже керамики, не были способны на создание таких сооружений. Для строительства комплексов, подобных обнаруженному в Турции, необходимы хотя бы зачатки сложно устроенного общества. Так, значит, оно уже в каком-то виде существовало?

В начале VIII тысячелетия до н. э. храмовый комплекс Гёбекли-Тепе утратил прежнее значение. Но он не был просто покинут и забыт, чтобы постепенно разрушиться в результате естественного выветривания. Он был намеренно засыпан 300—500 м³ земли. Кем и почему это было сделано, неизвестно.

Примерно в то время или лет на 500 позже люди научились обжигать керамику и стали селиться главным образом на равнинах, поближе к воде и плодородным почвам, которые они учились возделывать. Археологи находят в пластах этой эпохи свидетельства зарождения земледелия и скотоводства. Появляются глиняные фигурки божеств, часто с подчеркнутыми признаками женского пола, что говорит о возникновении культа плодородия.

Историкам известно, что с зарождением керамики прежние места поселений человека почти всегда оказывались заброшенными. Происходил как бы перелом культурного самосознания людей. Старые храмы охотников с их множеством изображений животных стали неинтересны новому человеку – земледельцу и гончару.

До последнего времени считалось, что освоение земледелия и переход кочевых племен к оседлому образу жизни стал причиной образования крупных городских центров и строительства храмов. Но существование религиозного комплекса Гебекли Тепе задолго до появления земледелия и первых городов говорит о другом.

По всей вероятности, всё происходило совсем в другом порядке: функционирование такого грандиозного святилища, мистическим образом поддерживавшее существование людей, побуждало их не отдаляться от него, оставаться вблизи святого места и устраивать там постоянные жилища. Если это действительно так было, то, по всей вероятности, появление храмов предшествовало оседлому образу жизни и образованию городов, что существенно изменило человеческую систему ценностей.

Иерихон

Археологические раскопки в Иерихоне

Иерихон часто называют самым древним городом на земле, самые ранние свидетельства пребывания на его территории людей датированы 10 тысячелетием до н.э. Еще в эпоху докерамического неолита “А”, на месте Иерихона была основана постоянная стоянка древних людей. Обнаруженные в археологической зоне находки свидетельствуют о том, что в этих местах тысячи лет назад проживала высокоразвитая цивилизация. Самое первое оборонительное сооружение на территории древнего города было построено еще в эпоху эпипалеолита.

В тот период Иерихон представлял собой масштабную крепость с очень сложным устройством. Для обороны города было построено семь каменных стен, которые сплетались в настоящий лабиринт. Проникнуть на территорию города постороннему человеку было невероятно трудно. За оборонительными стенами располагался необыкновенной красоты цветущий оазис с плодородной почвой и ценнейшими источниками пресной воды, местным жителям действительно было, что охранять за семью стенами. Кроме того, город располагался на пересечении важных торговых путей. История Иерихона завершилась после того как город был захвачен израильтянами.

Чаатал-Гююк

Год появления: 8 тысячелетие до н.э..

Чатал-Хююк, занимающий площадь 13 га, играл скорее всего роль столицы для конийской группы раннеземледельческих племен.

В настоящее время он является самым крупным неолитическим поселением, которое удалось обнаружить на территории Ближнего Востока. Самые ранние находки этих мест датированы 8 тысячелетием до н.э., а уже в середине 6 тысячелетия город был полностью покинут жителями. По примерным оценкам, на территории древнего города насчитывалось порядка 2 000 жилых построек, постоянно в городе проживало около 10 000 человек.

Чатал-Гуюк был застроен достаточно «современными» домами, построенные из необожженного кирпича. Именно подобный строительный материал будет господствовать в мире еще несколько тысячелетий – из него построены, к примеру, знаменитые шумерских храмы-зиккураты. Крыша, впрочем, имеет деревянные балки и покрывалась полированным алебастром. Впрочем, удивительно, но именно эта часть строения имела тут огромное значение – на крыше выполнялось большинство работ, крыша служила «мостовой» этого города: именно по крышам передвигались его жители, поскольку улиц не было, и дома стоились впритык друг к другу.

Кстати, именно этот момент является для нас крайне важным не только с «архитектурной», но и с социальной стороны понимания общества, поскольку он характерен только для социума, в котором нет частной собственности. Если использование крыш для хозяйственной деятельности, в целом, довольно традиционно для «классических» ближневосточных обществ, то крыша, как «общая дорога» в них не встречается. Впрочем, Чатал-Гуюк отличается от привычных нам месопотамских городов не только этим. Самое главное отличие его состоит в том, что практически все дома данного поселения имеют одинаковый размер. На самом деле, подобное свойство (одинаковость жилищ) характерно для первобытнообщинных поселений, но вот то, что оно сохранилось в момент перехода к городам, явилось для исследователей сенсационным. Обыкновенно в подобном случае всегда достаточно четко определяются дома знати, имеющие значительные размеры.

Более того, в Чатал-Гуюке существует и еще одно важнейшее «архитектурное» отличие от ранних государств. Это – отсутствие храма. На самом деле мысль о том, что вся городская жизнь выстраивается около культового сооружения настолько привычна нам, что кажется естественной.

Экономика города базировалось на ценном для неолита материале: Обсидиане. Добывали его недалеко от города, а в самом городе выполняли обработку и изготовление орудий, которыми и торговали с другими поселениями. Трудно уловить, но этот город был центром высоких технологий всего человечества, каким сегодня является Тайвань. Ведь от качества и разнообразия производимых в этом городе инструментов, зависел технологический прогресс и уровень жизни людей на многие тысячи километров вокруг.

Чаатал-Гююк не только не являлась изолированным от всего мира поселением – как это может показаться – но еще и выступала активным участником древней «торговли» (вернее, конечно же, обмена) обсидианом и изделиями из него. Т.е., находилась еще и в условиях зарождающихся товарно-денежных отношений, которые, как может показаться, уж точно порождают неравенство. Именно по наличию обработанных кремниевых и обсидиановых изделий обыкновенно определяют дома «протознати». Однако в Чатал-Гуюке, несмотря на довольно большие запасы «экспортного товара», наблюдается довольно равномерное «распределение» его по домам жителей.

Обращает на себя внимание консервирование бренного материала, который не сохранился ни в одном из сопоставимых археологических объектов того времени. Происшедший в городе пожар привел к тому, что в лежащем ниже, предшествующем слое земля на 1 м. в глубину оказалась стерилизованной, и весь органический материал обуглился. Таким образом, продукты из органических материалов сохранились в карбонизированной форме, и нам известны образцы тканей, одежда, предметы из кожи и меха, плетеные корзины и циновки, обуглившиеся продукты питания, а также деревянная посуда, деревянная мебель, ящики с содержимым.

Основные орудия Чатал-Хююка изготовлялись из камня. Главным сырьем для них служил обсидиан. Обитателям поселения была знакома и ковка металла — об этом говорят медные и свинцовые бусы, но это новшество еще никак не сказалось на основном орудийном комплексе.

Встречается немногочисленна глиняная посуда, обычно лишенная орнаментации. Лишь в верхних слоях появляется керамика, расписанная красными полосами.

И важная находка – обсидиановые зеркала, закреплявшиеся в рукоятке с помощью известковой массы. Полировать камни умели уже в позднем палеолите, но тут явное свидетельство полировки для использования оптических свойств материала. В будущем это будет иметь большое значение.

Чайоню

В Чайоню в Восточной Анатолии (илл.1) можно ясно проследить различные стадии неолитической революции в последовательной смене слоев поселений. Хотя ни одна из основополагающих инноваций (домостроительство, сельское хозяйство, скотоводство) не возникла в самом Чаёню, временная последовательность прихода новой техники в поселение точно соответствуют той последовательности, в какой она появлялась (пусть и в других местах). Самые нижние слои (8800 – 8500 гг. до н.э.) свидетельствуют о наличии устойчивого оседлого образа жизни на базе охоты и собирательства (Özdogan 1999a: 42-44), в более верхнем слое (около 8000 г. до н.э.) обнаруживаются первые (импортированные) семена (Özdogan 1994: 40/1), еще выше засвидетельствовано наличие первой отары овец ок. 7300 г. до н.э. (Cambel and Braidwood 1983: 164). С наличием оседлости, сельского хозяйства и скотоводства мы имеем вместе все три основополагающие инновации первой стадии неолитической революции производительных сил.

Джармо

Год появления: 7 тысячелетие до н.э.. Площадь: 12 000 кв. метров.

Уникальным поселением времен раннего неолита является город Джармо, он был основан в 7 тысячелетии до н.э. Археологический район находится в живописном предгорном районе, сейчас значительную часть его территории покрывают дубовые и фисташковые леса. По примерным оценкам, площадь территории древнего города составляла более 12 000 кв. метров. Город просуществовал до начала 5 тысячелетия до н.э., при исследовании были обнаружены глинобитные сооружения, а также каменные орудия труда.

Фрагменты глиняной посуды, обнаруженные на территории древнего города, считаются самыми ранними на территории Ближнего Востока.

Население жило в глинобитных постройках, иногда на каменном фундаменте. В Джармо найдены отпечатки зерен пшеницы и ячменя, зернотерки, вкладыши от серпов, многочисленные кости домашних животных. Охота у населения Джармо имела второстепенное значение. Из камня изготовлялись орудия, сосуды, браслеты и бусы. Посуда из глины с примесью соломы появляется только в верхнем слое.

Основными занятиями для жителей города были земледелие и скотоводство. На территории города обнаружили места, на которых на протяжении многих лет возделывали ячмень, бобовые и пшеницу, а еще осуществляли выпас скота. Сейчас главными достопримечательностями археологического района считаются руины квадратных глинобитных домов, в некоторых из них уцелел даже очаг. Последние данные радиоуглеродного анализа свидетельствуют о том, что некоторые жилища в этих местах были основаны более 11,5 тысяч лет назад. Удивительно, но при таких внушительных по площади масштабах население города было сравнительно небольшим, постоянно в нем проживало около 150 человек.

Хирокития

Год появления: 7 тысячелетие до н.э..

На Кипре в окрестностях города Ларнака можно увидеть руины неолитического поселения Хирокития, которое было сформировано в 7 тысячелетии до н.э. и просуществовало более 3 000 лет. Уникальный археологический район был обнаружен около ста лет назад, а в 1998 году его признали объектом Всемирного наследия. В ходе многочисленных исследований удалось выяснить, что территорию поселения окружала внушительных размеров каменная стена, высота которой составляла 3 метра, а толщина – порядка 2,5 метров.

Основания стен в Хирокитии

Главными объектами древнего поселения были небольшие круглые постройки, внутренний диаметр которых варьировался от 1,4 до 4,8 метра. Некоторые из таких построек имели жилое назначение, в них была выделенная зона для очага, а еще окна. Кроме жилых на территории поселения было и множество хозяйственных построек различного назначения. В начале 4 тысячелетия до н.э. древний город Хирокития полностью пришел в запустение, причины, по которым местные жители покинули город, остаются современным исследователям неизвестными.

В период расцвета древнего города в нем проживало около 600 человек, местные жители были заняты земледелием и скотоводством. Как показали многочисленные исследования, среди местных жителей был распространен культ мертвых. Захоронения формировались прямо под полом жилых домов, в местах захоронений исследователями было обнаружено множество предметов: украшений, оружия, посуды и других артефактов. Сегодня главной достопримечательностью археологического района считаются фундаменты древних жилищ. На некоторых каменных фрагментах исследователями были обнаружены изображения человека – древнейшие из найденных на территории Кипра.

Архитектура этого города и его современников будет положена в основу архитектуры знаминитого Минойского дворца и подобных ему центров Критского острова.

Аргисса-Магула

Культурный слой мощностью в 8,5 м делится на горизонты от античности до бескерамического неолита. Поселение земледельцев и скотоводов времени бескерамического неолита состоит из хижин со стенами из плетня, обмазанного глиной, или полуземлянок3.

Кроме земледелия и скотоводства, его жители занимались охотой, употребляя при этом лук и стрелы. Но охота играла незначительную роль. Жители Аргиссы были знакомы с техникой шлифовки камня (найдены полированные браслеты, бусы), но основной инвентарь составляют кремневые и обсидиановые микролиты. Орудия четко выраженных типов встречаются редко: наконечники стрел с поперечным лезвием, пластины с боковыми выемками, пластины с ретушью по краю, скребки на пластинах, сверла, микрорезцы и много лезвий (вкладышей) серпов. Много также орудий, изготовленных из кости.

Сескло

Первая высокоразвитая неолитическая культура Греции относится уже лишь к среднему неолиту — V тысячелетию до н. э. Областью её возникновения стала опять-таки Фессалия. Внимание учёных уже издавна привлекали расположенные на плодородной равнине к северо-западу от современного города Волос отдельные группы могильных холмов числом около 150, причём самый большой из них имеет диаметр около 300 м.

Культура Сескло возникла в самом начале V тысячелетия до н. э., явившись непосредственным продолжением местных ранненеолитических слоёв. Поселения типа Сескло не имели укреплений. По прошествии некоторого времени в здешних слоях всё чаще встречается прямоугольный зал с открытой прихожей — по всей вероятности, первый отдалённый прообраз важного новшества, которое впоследствии, начиная с культуры Димини, становится в Греции на протяжении целых тысячелетий основным формообразующим элементом, известным в архитектуре под названием мегарон.

Жилища культуры Сескло состояли из одного или нескольких помещений (площадью не более 8 кв. м), а в целом в селениях лишь в редких случаях насчитывалось более двадцати домов. Для керамики характерны сосуды, раскрашенные красной и чёрной краской, с геометрическими узорами. Новшеством являлось и использование при изготовлении каменных орудий обсидиана, что, однако, предполагало уже развитие мореплавания (в частности, в направлении Киклад, где имелись залежи обсидиана) или по крайней мере значительное развитие торговли. Существование культа плодородия подтверждается и далее многочисленными находками женских статуэток.

Культура Сескло получила распространение по всей континентальной Греции. Несмотря на то, что в ней прослеживаются тесные связи с Ближним Востоком, в своей основе эта культура возникла на местной почве и не была явственно связана с появлением какой-либо новой миграционной волны.
Успешное поступательное развитие этой культуры в Фессалии было неожиданно прервано где-то в IV тысячелетии до н. э. Последний слой культуры Сескло перекрывается разительно отличающимся от неё слоем, известным как культура Димини (по названию могильного холма в Фессалии). В отличие от культуры Сескло, эта культура территориально ограничена почти лишь одной Фессалией

Ак-Кёпрюк

Особый интерес представляет Ак-Кёпрюк, памятник докерамического неолита на территории Афганистана в провинции Балх, поскольку он находился на значительном удалении от других центров докерамического неолита в ту эпоху.

Здесь обнаружены многочисленные археологические памятники, относящиеся к эпохам начиная с конца палеолита и до конца неолита. Стоянки находились как в пещерах, так и на открытой местности.

Обнаруженный археологический материал свидетельствует о существовании здесь общин оседлых земледельцев, вероятно, одних из наиболее древних в данном регионе.

Археологами обнаружены кости, принадлежащие одомашненным овцам и козам. Все эти находки указывают на присутствие общества, находящегося на уровне докерамического неолита, обладавшего уже знанием аграрных технологий, однако ещё не отказавшегося от широкого использования охоты и собирательства.

Меримда Бени-Салама

Древнейшее развитое неолитическое поселение нижнего Египта. Его жители выращивали зерновые (эммер, ячмень), бобовые, лен. Имелись Общинные зернохранилища.
Было развито скотоводство: разводили овец, коз и свиней, одомашненили осла, как средство переноски грузов.
Кроме сельского хозяйства, характерна развитая металлургия меди, а также общая «торговая» ориентированность экономики: связи с Передней Азией, Верхним Египтом.

Пелла

Год появления: 8 тысячелетие до н.э.

Колонны Пелла

В Иордании в живописном предгорном районе расположен древний город Пелла, он тоже давно опустел и сегодня имеет статус важного археологического района. Первые официальные упоминания об этом городе относятся к 4 веку до н.э., но данные исследований показали, что фактически первый город в этом месте был основан намного раньше. Непосредственно на этом месте исследователи обнаружили следы ранних кебаранских и натуфийских поселений, которые были основаны более 10 000 лет назад.

Однако, своего расцвета древний город достиг в византийский период, именно в это время были построены его самые величественные сооружения.

Материалы о неолитических городах взяты с
https://www.orangesmile.com/extreme/ru/first-cities/index.htm

Технологии порождённые культурой неолитических городов

Письменность – знание и навык культивируемый жрецами – новой кастой в социуме людей.
V тысячелетие до н.э. — В городах активно развивается обмен товарами. Для более справедливого обмена нужен был инструмент определения веса некоторых товаров. Из сохранившихся весов самыми древними являются весы, найденные в Месопотамии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.